Алексей Татаринцев

Люди

"Ромео и Джульетта", Театр "Новая опера", Москва


У Вас богатая актерская биография. Скажите, стала ли партия Ромео для Вас чем-то особенным? Чем запомнилась эта работа?

Для меня, в первую очередь это титанически большая вокальная и актерская работа. Процентов восемьдесят из всей оперы поют Ромео и Джульетта. Такую дистанцию - в четыре часа (пять актов) - я еще не проходил. Нужно было научиться правильно распределять дыхание. В спектакле есть эпизоды, в которых, как говорил Шаляпин, очень важно сохранить над собой контроль, чтобы эмоции не помешали вокалу. Например, очень трудная сцена, где убивают Меркуцио. Ромео не хотел драться с Тибальдом, он хотел мира, но здесь у него происходит такое затмение. В третьем акте чувства стремительно меняются от любви до ненависти. И на первых репетициях меня настолько захватывали эмоции, что я задыхался и петь не мог.
Такие сложные спектакли нужно чаще играть. Новую партию для артиста можно сравнить с неизученной дорогой для автомобилиста. Когда мы едем по новой дороге и не знаем ее, то осторожничаем, а с опытом все меняется: приходит уверенность и мастерство. Но не нужно забывать, что наша конечная цель - это спектакль! Непосредственная реакция зрителя делает для нас каждый спектакль особенным.

Как проходила работа с режиссером Арно Бернаром? Он же и сценограф, и художник по свету, но я читала, что особое внимание он уделяет актерам, это так?

Арно от нас постоянно добивался достоверности. Например, поначалу мы немного смущались обниматься, целоваться. А он говорил: «Нет, так не может быть! Не может так молодой парень целовать девушку». И в процессе работы он все время требовал энергии. «Energy! Energy! Больше в зал давайте энергии! Чтобы искры между вами были!»
Арно сам очень энергичный, импульсивный человек с бешенным темпераментом. И нас постоянно заряжал.
Отдельное внимание он уделял массовым сценам: каждый хорист должен был быть в движении. Верона - это Италия. Итальянец не может спокойно стоять и смотреть, когда рядом кипят страсти. И если из ста артистов один делал что-то не так, Арно всегда это замечал и останавливал репетицию. При работе он требовал дисциплины, чтобы никто не опаздывал, чтобы все было вовремя.

В спектакле использовано настоящее оружие и ткани все натуральные, это Вам помогает в работе?

Конечно. У настоящих кинжалов другой вес, они помогают лучше понять эпоху. Для людей в XIV веке, было нормально постоянно иметь при себе оружие, к тому же по сюжету кланы Монтекки и Капулетти воюют между собой и ходить без кинжалов для них небезопасно. К нам в театр, кстати, специально приезжал специалист по фехтованию из Голливуда Павел Янчик, благодаря ему, в спектакле есть очень зрелищные батальные сцены. А вот в любовных дуэтах поначалу мне оружие мешало. Нужно было время, чтобы привыкнуть, что у тебя на боку постоянно висит кинжал.

Опера идет на французском языке, это не было для Вас трудностью?

Сейчас в театрах принято исполнение опер на языке оригинала. Вообще учить музыкальный текст нетрудно. Но бывает так, что ты произносишь слова хорошо, понятно, а начинаешь петь – и все меняется, поэтому очень важно иметь педагога, который разбирается именно в вокале и следит за произношением.
Французский язык – тяжелейший с фонетической точки зрения. К тому же Арно – носитель языка и, конечно, при нем особенно хотелось, чтобы все звучало правильно. Мы старались.

Что для Вас самое главное, ценное в вашей работе?

Это сложный и одновременно простой вопрос. Когда я начинаю работать над какой-то оперой, я про нее читаю, изучаю контекст, потом я ее слушаю. Чаще всего, новая роль совпадает с моим лирическим амплуа, поэтому какие-то отрывки я уже знаю со времен учебы в Академии. Когда я учился, я мечтал о партии Ромео, пел арию на конкурсах… И вот мечта сбылась - мне эту роль предложили. Но потом романтика уходит, и начинается реальность. А реальность - это огромная работа. И главная задача эту романтическую нотку сохранить, сберечь внутреннюю мечту, которая была во время учебы.
А удовольствие получаешь, когда что-то удается, а это, наверное, процентов пять из ста. Но я занимаюсь любимым делом. Без пения я не могу себе представить свою жизнь.

Но это все-таки пение или театр? Ведь есть вокальные концерты, конкурсы, а есть театр…


Безусловно, если мы в театре, здесь важны разные аспекты: важно быть и актером, и певцом, и артистом, и ансамблистом – мы часто в опере поем в ансамбле. У всех по-разному комбинируются эти элементы. Есть идеалы, как Пласидо Доминго или Елена Образцова, они в равной степени гениальные актеры и певцы.
Нужно понимать, что в опере у актеров другая психофизика, чем в драматическом театре. Конечно, важно хорошо играть, но, если артист будет плохо петь, ему этого не простят. Есть же такое понятие – оперный зритель. Для чего он приходит в театр? Чтобы послушать певцов, он именно через голос понимает характер героя. А как актер выглядит и как двигается, для него не важно. Такие зрители иногда вообще закрывают глаза, потому что режиссерские решения часто не совпадают с либретто и тем, что написал композитор. Но есть и другой зритель, которому важно все – игра, костюм, свет – любая мелочь, а пение, напротив, для него уходит на второй план. Каждый определяет для себя, что такое опера для него и для чего он приходит в театр.
Я, наверное, больше внимания уделяю пению. Но стараюсь работать и над актерским мастерством. Я учусь. Наша профессия – это постоянное развитие.

А Вы часто ходите в театр как зритель?


Честно говоря, нет. Иногда бывает стыдно, что мы люди театральные, а сходить в театр времени нет. Очень много работы, и идет она нон-стопом. Поэтому приходится следить за всем по новостям.
Но, возможно, как раз благодаря усиленной работе, мы достигаем успеха. Номинация на Золотую Маску – это уже награда. И мне хотелось выразить огромную благодарность всей труппе, хору, оркестру, всем концертмейстерам, всем цехам нашего театра, которые работали в постановочный период. Благодаря тому, что мы все вместе были как единое целое, нам удалось, как мне кажется, справиться и поставить оперу, которой не было на Российской сцене более сорока лет.












театр: Театр «Новая опера», Москва
когда: 15 апреля, 18:00
где: Театр «Новая опера»



КОНКУРС ОПЕРА МУЖСКАЯ РОЛЬ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ