Иван Поповски

Люди

"Сон в летнюю ночь", Театр "Мастерская П.Н. Фоменко", Москва


Как долго длились репетиции «Сна в летнюю ночь»? С чего все началось?

Все началось с долгого поиска материала. После ухода Петра Наумовича я два года не мог решиться ни на одно произведение. Некоторые мне казались слишком постановочными, а я был уверен, что нужно сделать как можно более актерский спектакль. Другие казались слишком актерскими, где легко было соблазниться пробовать сделать так, как делал бы Петр Наумович. Это было бы не правильно и не возможно. «Сон» – та пьеса, в которой есть хорошее сочетание палитры актерских ролей и огромное пространство для фантазии художников и постановочной части.


А сколько длились репетиции?

Полгода. Весь спектакль рождался во время репетиций: сценография, костюмы, даже с переводом определились в процессе. Сейчас это редкость. Нынешнее время часто ставит театры в условия жестких временных, финансовых и производственных рамок, когда от тебя требуют знать «финал» не пройдя начало и середину. Это губительно для Театра. Знаю, избитая фраза, но это так. Ведь многие вещи приходят в голову только на репетициях, в диалоге, в пробах и ошибках. Не понимаю, как умудряется наш директор, Андрей Воробьев, но в «Мастерской Фоменко» ему пока удается не загонять нас в эти рамки.


Над спектаклем работало огромное количество специалистов. Сложно ли было организовать работу всех цехов? Можно ли сказать, что «Сон» – ваша самая масштабная театральная работа?

После выхода «Сна в летнюю ночь» я поехал в Македонию закончить постановку «Мастера и Маргарита», которая длилась больше года. До «Мастера» я считал, что самая моя масштабная и сложная постановка – это «Война и мир» в Большом театре. После «Мастера и Маргариты» мне спектакль «Война и мир» кажется легким, а «Сон» – вообще сплошным удовольствием. Так что очень многое познается в сравнении.


Расскажите, пожалуйста, о специалистах, которые помогали создавать вам «Сон в летнюю ночь»?

Одна из задач, которую я ставил перед собой, – сделать нечто простое, своего рода студенческий спектакль, без особо сложных технических решений и современных технологий. Ткань-чехол, которой каждую ночь после спектаклей накрывают кресла зрительного зала, на репетициях начала превращаться в лужайку, в волну, в платье, в лес, в колонны. В конце концов она же решила вопрос, как создать мир эльфов и фей, оставив сказочность, но при этом уйдя от инфантильности. В итоге осталась только видимость, что это просто (смеется), ведь на самом деле за сценой работает большое количество людей, которым я очень признателен. У нас отличная постановочная команда, монтировщики, реквизиторы, костюмеры, гримеры, свет, звук… Они болеют за спектакль, они его участники. Наш уникальный зав. пост Константин Лебедев, с которым я работаю не только в «Мастерской Фоменко». Вообще, благодаря Константину многое техническое становится художественным.


Художником-постановщиком спектакля выступил некий П.О.П. Можете немного рассказать об этом члене команды?

Да я сам ему говорю: «Давай признаемся!». А он мне: «Нет, нет». Мне неудобно выдавать секрет.


Как вам работалось с молодым поколением «Мастерской Петра Фоменко»? Что вас в них удивляет, поражает? Что их отличает?

Без одержимости в нашей профессии сложно. Совсем недавно мне казалось, что прошел такой период, когда можно было себя полностью посвятить театру. Вокруг соблазны, разные отвлекающие моменты.
А нынешнее молодое поколение, по крайней мере, в «Мастерской Фоменко», замечательно, они действительно вселяют надежду. Они привлекают своей увлеченностью. Они готовы впитывать. Они не считают позорным двигаясь вперед, оглядываться назад. Нет, они не идолопоклонники. Но они прислушиваются, советуются, хотят пробовать, не боятся учиться и ошибаться. Тьфу, тьфу, тьфу!


Расскажите, как вы репетировали сцену, где ремесленники разыгрывают сюжет о Пираме и Фисбе. Чего в ней больше: импровизации или детальной проработки?

Текст Шекспира будто сам подталкивает к импровизации, даже на уровне слова. В сценах с ремесленниками ресурс не до конца еще исчерпан. Еще есть, куда двигаться. Момент полной свободы еще не наступил. Все впереди. Хочется однажды достигнуть того парения, в котором существовали Андрей Казаков, Карэн Бадалов, Тагир Рахимов и покойный Юра Степанов в спектакле «Двенадцатая ночь». Конечно, в целом сцена с Пирамом и Фисбой – это выверенная постановка с элементами импровизации. Но мы над нею еще работаем.
Хотя, должен признаться, в этой сцене я всегда жажду накладок, потому что с такими артистами накладок не нужно бояться, они ловко берут их в игру и недостатки с легкостью превращают в достоинства.


Много было споров?

«Мастерская» – это театр, в котором спорят. С одной стороны, для режиссера это довольно трудно. С другой стороны, это лучше, чем труппа «законопослушных» артистов. С такими я встречался в разных странах. Там чувствуешь одиночество. Только когда от нас ушел Петр Наумович, я полностью ощутил, что значит фраза: «Режиссер – профессия одинокая». Я мгновенно повзрослел.
Возвращаясь к вопросу: лучше уж пусть спорят, чем молчат. Хорошо, когда актер соглашается, но еще прекраснее, когда он предлагает, когда участвует. Это хорошо даже на уровне оппонента. Петр Наумович часто называл себя «конструктивным оппонентом». Много раз говорил мне: «Хочешь, я буду твоим конструктивным оппонентом? Скажу тебе свое мнение… хотя знаю, что ты сделаешь все наоборот».


В 2010 году вы поставили «Алису в Зазеркалье». В одном из интервью вы сказали, что хотели бы поставить еще один спектакль для детей. Эта мечта все еще в силе? Возможно, вы работаете над новым спектаклем прямо сейчас?

Да, я действительно хочу поставить еще один детский спектакль. Мне это очень интересно и думаю, что это очень важно – театр для детей это чрезвычайно важно. В данный момент нахожусь в поиске литературы.


Многие критики связывают выход «Сна в летнюю ночь» с началом нового этапа в истории «Мастерской Петра Фоменко». Чувствуете ли вы нечто подобное? Что изменилось с появлением этого спектакля в репертуаре?

Что касается нового этапа, то он начался с уходом Петра Наумовича и с момента, когда Евгений Борисович Каменькович (художественный руководитель театра – прим. ред.) мужественно взял на себя ответственную и сложную роль: вести нас дальше.
Ему, должно быть, совсем не просто: столько соблазнов, мыслей, дилемм. Оставаться ли «нафталином»? Стремится ли быть «наравне с…»? Как не стать «одними из»? Или стать? Шагать ли «в ногу со временем»? «Горе тому, кто хочет сохранить своеобразие!»? Может быть, они правы и все эти тенденции и течения… Может быть, окунутся и тоже поплыть по течению? Я знаю, что Евгений Борисович ко мне хорошо и бережно относится, поэтому и берусь в слух размышлять на эту тему.
В общем, весь этот период для театра – попытка прорваться, очухаться, свыкнуться… «Сон» всего лишь одна из этих попыток.
Петр Наумович говорил: «Не надо бояться оказаться не в центре внимания...». После выхода «Сна», мне кажется, можно так продолжить его мысль: оказавшись в центре внимания, надо бояться. Нужно остерегаться этого внимания, особенно это касается молодых – не поддаться, не взлететь, удержатся, устоять на земле обеими ногами. (Удивительно как мне, с одной стороны, хочется, чтобы театр приподнимался от земли, сопротивлялся гравитации, а с другой, чтобы мы, которые его создаем, оставались на земле (смеется).) Продолжать сомневаться, не терять самоиронию, «умыкнуться» и работать дальше… Это касается каждого из нас в отдельности и театра в целом.
Хотя чего умничать и скромничать, конечно, поддержка «Сна» со стороны публики и критики, и в зале, и в сети, все эти отзывы, любовь – это все же крайне важно. Это очень помогает, дает силу, надежду и веру в будущее, хотя… Вера есть – уверенности нет, как говорил Петр Наумович.












театр: Театр "Мастерская П.Н. Фоменко", Москва
когда: 15 марта, 19:00, 1 апреля, 19:00
где: Театр "Мастерская П.Н. Фоменко"



КОНКУРС ДРАМА РЕЖИССЕР СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ