Феликс Коробов

Люди

"Медея", Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва


Над чем Вы предпочитаете работать, над оперой или балетом? Например, Вы дирижер-постановщик балета «Татьяна», также номинированного на Маску.

Наверное, главное правило профессии - любить то, что делаешь в данный момент. С одинаковым удовольствием работаю и в опере, и в балете, и с симфоническими оркестрами. Приоритетов нет.

Какое место «Медея» занимает в репертуаре театра?

Постановка «Медеи» в любом театре – всегда событие. Во-первых, потому что в труппе должна быть своя Медея. Это сложнейшая партия, не только вокально, но и драматически, актерски.
Долгое время эта опера была в забвении, и, только благодаря Марии Каллас, которая ее не только спела, но и совершенно фантастически сыграла и прожила, «Медея» вернулась на мировую оперную сцену и получила уже второе или третье рождение. У нас, к счастью, есть наша прима - Хибла Герзмава, фактически на нее и был поставлен этот спектакль. Это сложнейшая драматическая актерская работа, а сложности вокальной партии просто запредельны.

«Медея» - это античный миф, но в театре он перенесен в военное время начала XX века. Как Вы относитесь к такому «путешествию во времени» и актуализации оперы?

Дело в том, что я лично не вижу никакой «специальной» актуализации - все античные мифы живы до сих пор. Сюжетов в мировой литературе не так много, 15-20 с различными вариантами. Любая хорошая драма актуальна во время времена.
Гораздо сложнее было найти музыкальное решение, язык этого произведения. Без старых инструментов и «игр в аутентизм», силами и возможностями современного симфонического оркестра нужно было создать атмосферу и звук, чтобы эта музыка звучала одновременно и современно, и «старинно». Это была серьезная задача.
Для своего времени опера «Медея» была абсолютно новаторским произведением, предвестником будущего. Она намного опередила свой век и то состояние, в котором оперное искусство находилось на тот момент. На мой взгляд, она абсолютно актуальна и в ХХ, и в ХХI веке.

По-Вашему, зритель приходит в оперу за эстетическим удовольствием или эмоциональным потрясением? С чем зритель должен уйти после «Медеи»?

Эстетическое удовольствие может быть и эмоциональным потрясением.
Зритель приходит в оперу в первую очередь за Чувствами - пострадать, поплакать, сопереживать. «Медея» в этом плане – очень благодатный материал. Это настоящая трагедия, драма. Помимо музыкальных красот и режиссерских решений, есть история, которая не оставляет равнодушным никого.

Как Вы думаете, поменялись ли вкусы публики за последние несколько лет?


Оперные вкусы – это такая «темная» тема. И в современных «кабинетных» постановках, и в исторически-кринолинных могут быть и шедевры, и может быть абсолютный «нафталин».
Главное, какие чувства, эмоции мы приносим зрителю, насколько отдаем себя, что хотим сказать. Ну а за вкусами публики не нужно бежать, их нужно формировать. Что и стараемся делать.












театр: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва
когда: 6 апреля, 19:00
где: Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко



КОНКУРС ОПЕРА ДИРИЖЕР МЕДЕЯ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ