Анастасия Нефедова

Люди

"Сверлийцы. Эпизод II", Электротеатр Станиславский, Москва


С чего для Вас началась работа над внешним обликом героев Сверлии?

Это было сверлийское баловство!
Меня невероятно вдохновила сама идея, мир, который транслировал и которым делился Борис Юхананов. Я как будто проникла туда и внутри себя начала рассматривать жителей Сверлии, какими они могли бы быть. Эскизы рождались молниеносно, у меня был с собой блокнот, и я сразу набрасывала образы, которые приходили в голову, так он и родился – спонтанно и по-настоящему.

При создании эскизов Вы опирались на какие-то изображения, или они возникали как фантазия?

Абсолютно как фантазия, как путешествие в другой мир, как будто я там действительно оказалась, подключилась к волне, к источнику, которая твоей рукой водит, только успевай записывать…

Что было самое сложное в работе над фантастическими образами параллельной цивилизации?

Самое сложным был момент сопряжения со всем остальным миром – миром сценографии, музыки, исполнения – ввиду того, что музыка писалась параллельно. Как получить часть, которая должна оказаться частью целого? Мне кажется, что благодаря тому, что Борис смог погрузить всех участников нашего творческого коллектива в сверлийскую атмосферу, опутать ее чарами, получилось так, что мы ловили флюиды друг друга.

Как Вы думаете, помогает ли костюм исполнителю для создания роли?

Безусловно. Костюм может либо помогать, либо мешать исполнителю, но даже когда он ему мешает, это есть помощь. Здесь для каждого исполнителя важно определиться, как ты будешь с образом жить. Можно принять образ на себя, как вторую шкурку, можно принять как отдельную оболочку, дистанцироваться от него, можно принять его как конфликт, когда ты можешь существовать с ним в остром диалоге.
Что интересно, в этом проекте музыкальные исполнители, хор, солисты, оркестр – это все отдельные личности, которые совсем иначе работают с костюмами, с пространством. Они проникают в органическую материю и принимают ее. Важен момент безусловного принятия. У меня не было никаких специальных дискуссий по поводу костюмов, не было момента отторжения. Они принимали костюмы, образы как партитуру. И для меня это был удивительный опыт волшебного слияния с музыкой, с исполнителями. И к костюмам они относились очень бережно, как к какому-то существу, которое проводит их в сверлийский мир. Костюм как проводник.

Есть ли различие в облике хора и главных героев оперы?

В каждой опере у хора своя история. Хор – это обычно фоновая история. В античной традиции хор находится немного в стороне, здесь хор является непосредственным участником, он житель Сверлии, но он обрамляет историю, являясь одним существом. 9 человек хора как единый организм, который имеет особую роль. Костюм, грим, парики почти одинаковые у всех, но так как это накладывается на определенную личность, то всегда персонифицированы и уникальны даже при общем строе образа. А у солистов по несколько ролей, где они забирают несколько обликов. Это была невероятно увлекательная задача, когда сквозь один голос просвечивают разные существа.

Можете ли Вы провести параллель между образами сверлийцев и персонажами из трилогии Юхананова «Синяя птица»? Есть ли между ними что-то общее?

Общее между ними я как художник. Так или иначе у меня есть свое отношение к бытию и небытию, которое я транслирую сквозь мои костюмы. То, что касается этих двух спектаклей, то это очень разные миры и разное к ним отношение. При том, что я люблю и тот, и другой, со Сверлией связан взгляд в будущее, параллельное пространство, а Синяя птица – это все-таки проникновение в структуру и всматривание в бытие, потому что там просматривается человеческая история, история существ, стихий, она конечно выходит на метафизический образ, но вместе с тем, это совершенно другой ракурс зрения на произведение и ракурс другого времени на пространство. У каждого спектакля своя вселенная, и это очень интересно, что в Электротеатре Станиславский есть возможность создавать совершенно разные и противоположные миры.

Какое, по-вашему, самое важное качество у художника по костюмам?

Кураж и дерзость. Для меня самое интересное – создавать разные миры. Для каждого произведения я плету какую-то свою отдельную паутину, я не реалист, мне всегда хочется приподнимать, поэтизировать, провоцировать пространство даже в его брутальных и жестоких местах, доводить его до остроты. Можно придумывать каких угодно существ, но всегда держать в голове, каким образом ты можешь осуществить этот образ, какой путь можно избрать, чтобы найти материалы, фактуры, конструкции. Например, Упырь, который в Сверлии возносится над всеми и блистает, как Будда. Эскиз его костюма родился очень быстро и легко, в веселом кураже, а потом уже я стала думать, с помощью каких материалов это можно воплотить. Для меня первична идея, потом следует технология, которая будет отражать идею, струиться сквозь нее.

Что подарила и чему научила Вас Сверлия?

Сверлия мне подарила столько прекрасных моментов соприкосновения с современной музыкой, с которой я так тесно столкнулась впервые в лице композитора Дмитрия Курляндского в первом прологе. Тогда она для меня открылась через настоящий катарсис, это было невероятное чувство свободы, радости и блеска разума.
При знакомстве с остальными композиторами мне было удивительно интересно открывать себя заново, наблюдать, как я могу соотноситься с этой музыкой.
В моей непосредственной профессии вместе с прекрасной и талантливой командой, в которой есть художники-технологи, художники по гриму, конструкторы, бутафоры, художники по росписи тканей, – мы открывали для себя много новых материалов, с которыми я раньше не работала. Это был интересный мир узнавания новых технологий, через идею, которая все пронизывала. Насочиняли много такого, что мы можем использовать в дальнейшем – это наше богатство.
Сверлия для меня озарение, она наполняет мою жизнь. В Сверлии важно, что она настоящая. Мне кажется, что самое большое достижение этих опер – то, что транслируется «здесь и сейчас» – рождение другого духа, отличного от того, в чем мы пребываем.












театр: Электротеатр Станиславский, Москва
когда: 3 и 4 апреля, 20:00
где: Электротеатр Станиславский



КОНКУРС ОПЕРА СВЕРЛИЙЦЫ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ЛАУРЕАТ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ