Ваня Боуден

Люди

"Месяц в деревне", Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль


Вы родились в семье театральных художников. Ваш путь был предопределен или пойти по стопам родителей — ваше собственное решение?

Да, на меня повлияло то, что я с детства была окружена театром и кино. У меня не было возможности проверить, какую профессию я выбрала, если бы родилась в другой семье. Может быть, у меня что-то получилось бы лучше, но не было возможности попробовать. Так или иначе, я никогда об этом не жалела.


Расскажите о Вашем обучении на легендарном факультете сценографии Школы-Студии МХАТ. Что больше всего запомнилось?

Я училась на постановочном факультете кафедры сценического костюма. Больше всего запомнился подход, такой сухой, исторический, профессиональный; по-своему это очень полезно. Лекции Инны Соломоновны Правдиной, Анатолия Мироновича Смелянского — одни из самых ярких воспоминаний. Моя дипломная работа — костюмное и технологическое решение «Саломеи» Оскара Уайльда. Я использовала фотоматериалы традиционных костюмов марокканских и йеменских евреев и стилизовала их. Получился синтез XX века с античным костюмом. Это была очень интересная работа. После Школы-Студии МХАТ я продолжила обучение в магистратуре Лондонского университета искусств.


Расскажите о вашей работе над спектаклем Театра драмы им. Волкова «Месяц в деревне». Все задуманное удалось воплотить в жизнь?

Работа над этим спектаклем продолжалась долго, около года. Евгений Марчелли долго думал, сомневался, параллельно шли разные другие проекты. Я просто ждала. В тот момент я училась в Лондоне, приезжать удавалось не часто, но в театре ничего не происходило, и я снова уезжала и продолжала ждать. Решение спектакля и видение постановки режиссером и мной неоднократно менялось, поэтому, возможно, мне не удалось выдержать некой цельности. Моим главным источником вдохновения стал фильм «Она» Спайка Джонса. Мне хотелось сделать подобное стильное, но нейтральное и, главное, вневременное решение. Может быть, этого и не удалось, но это не страшно. Потому что любая работа — это компромисс. Очень много зависело от актерской работы, от этюдов и мизансцен, которые рождались по ходу репетиций, поэтому мне приходилось подстраиваться. Вместе мы создали какую-то свою стилистику, и она такая, какая есть.


При работе над костюмами Вы много времени уделяете изучению того, кто будет этот костюм носить?

Мне повезло, что это был мой второй спектакль в Ярославле. До этого я работала над спектаклем «Бред вдвоем» с Денисом Азаровым, поэтому некоторых ярославских актеров я уже знала. С исполнительницей главной роли, Анастасией Светловой, мы работали очень долго, потому что создание костюма – совместная работа художника и актера. В спектакле пространство построено так, что предполагает довольно дискомфортное существование. Вся сцена засыпана песком. Под такое пространство артисту нужно подстроиться, либо продолжать испытывать дискомфорт. В этом и помогает костюм. Наша работа сопровождалась постоянными дискуссиями и поиском этого точного баланса. С кем-то получалось поймать его сразу, а с кем-то нет. Например, с Николаем Шрайбером мы долго спорили. Он в спектакле носит брюки с завышенной талией, это не очень удобно для любого современного человека. Коля часто просил меня поменять крой, но я настояла на своем. Через несколько месяцев спектакль привезли в Москву, и Коля при встрече поблагодарил меня за то, что я оставила эти глупые брюки. Они помогли ему принять, что его Ракитин немножко нелепый человек. Для меня это очень важные слова.


Каково было работать с Евгением Марчелли? Удалось ли найти общий язык с режиссером?

Мне огромное удовольствие доставляет работать с Евгением Жозефовичем, потому что он дает огромную свободу для художника. Для Марчелли важно правильно пойманное психологическое ощущение роли и спектакля в целом. Он доверяет художнику, позволяя принимать решения самостоятельно. У нас было несколько встреч с эскизами, черновиками перед началом пошива. Я благодарна Евгению за то, что в этой работе я передала свое контекстное и фактурное ощущение пьесы.


Мечтали ли Вы оказаться по ту сторону сцены? Если да, то какую роль Вы бы сыграли в данном спектакле и почему?

Очень интересный вопрос. Мне кажется, я бы сыграла Верочку, она мне импонирует. Не могу сказать, что сейчас проживаю тот же внутренний процесс, что и этот персонаж, но я очень ярко и остро помню этот период взросления. Трансформация угловатой и нескладной девочки в сильного и страстного человека – это очень интересно. Среди мужских персонажей я выделяю Ракитина именно благодаря тому образу, который создан актером. Я всегда сопереживаю драме такого неудобного, ранимого, неуклюжего человека.


Вы работаете также и в кино. Чем на ваш взгляд отличается эстетика костюма в кино от театральной, у каждого вида искусства свои законы или есть что-то общее?

Для меня главное отличие в зрительской дистанции. В кино часто есть возможность крупного плана, а в театре господствует статичность общей картинки, нужно всегда учитывать последние ряды зрительского зала. Для меня никогда не существовало условного костюма, я его не люблю. Даже когда я работаю на большой сцене, стараюсь прорабатывать крупный план, который видят только сами исполнители. Мне кажется это важным, мы ведь создаем живые вещи. Каким бы фантазийным костюм ни был, актер должен быть уверен, что играет в чем-то настоящем. Также в театре и кино разные системы восприятия цвета и его яркости.


Какой была ваша первая реакция, когда вы узнали о том, что вас номинировали? Что для вас «Золотая маска»?

О том, что я номинирована, я узнала совсем неожиданно. В тот момент я работала над спектаклем в Музыкальном Камерном театре им. Бориса Покровского. Был огромный аврал, я всю ночь сидела и дошивала вручную какие-то шапочки, в общем, было ощущение абсолютного разочарования в профессии и непреодолимого желания из нее уйти. С утра мне позвонила близкая подруга, Лиза Спиваковская, и рассказала, что нашла меня в списке номинантов. Это было очень приятно, возникло ощущение, что у меня день рождения, но я об этом не знала. Тебя все поздравляют, а ты этого совсем не ожидал. К самому фестивалю отношусь с огромным пиететом, важно, что это событие всей страны. Появляется возможность зрителям и участникам увидеть всю палитру театрального дискурса. Конечно, я рада быть в одном списке с такими талантливыми людьми. В этом году в номинации «Лучшая работа художника по костюмам» представлены, в том числе и мои друзья. Поэтому «Золотая маска» для меня — большой театральный праздник, вне зависимости от того, кто окажется победителем.












театр: Театр драмы им. Ф. Волкова, Ярославль
когда: 1 апреля, 19:00, 2 апреля, 15:00
где: МХТ им. А.П. Чехова, Малая сцена



КОНКУРС ДРАМА ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ МЕСЯЦ В ДЕРЕВНЕ





КОНКУРС МАСКА+ НОВАЯ ПЬЕСА СПЕЦПРОГРАММА ДРАМА КУКЛЫ ОПЕРА ОПЕРЕТТА-МЮЗИКЛ БАЛЕТ СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ ЭКСПЕРИМЕНТ СПЕКТАКЛЬ РЕЖИССЕР ЖЕНСКАЯ РОЛЬ МУЖСКАЯ РОЛЬ ХУДОЖНИК ХУДОЖНИК ПО СВЕТУ ХУДОЖНИК ПО КОСТЮМАМ ДИРИЖЕР КОМПОЗИТОР



ПРИСОЕДИНЯЙСЯ